Главная \ АРХИВ \ ПЕРВАЯ ПОБЕДА ВРАЧЕЙ! \ ПЕРВАЯ ПОБЕДА ВРАЧЕЙ!

ПЕРВАЯ ПОБЕДА ВРАЧЕЙ!

50511

IMG-20211227-WA0006

   Вот и прошла неделя ожиданий. Сегодня – 27 декабря. Согласно обещанию вице-губернатора Братыненко, сегодня должна состояться его повторная встреча с коллективом областной больницы и поликлиники, обещанная им неделю назад. И на этой встрече, во-первых, всё ещё главный врач областной больницы госпожа Стороженко должна, как я поняла, доложить об исправлении ситуации, которую она сама и создала. Во-вторых, коллектив больницы и поликлиники должен выразить свою окончательную позицию относительно Стороженко: по -прежнему ли коллектив отказывается работать под её руководством и настаивает на её увольнении, или успел за прошедшую неделю передумать и готов принять Стороженко, как главного врача. Встреча должна состояться в двенадцать часов дня.

На часах 11. 54. Медицинские работники собрались в том же зале. Сами. Их никто не приглашал. Просто они так привыкли: раз вице-губернатор неделю назад назначил это время и место, то сам забыть не мог. Ну, потому что он же вице-губернатор…

В назначенное время в зал, где собрались медики вошёл не вице-губернатор, а сам губернатор. Лично пришёл решать проблемы, – подумали медики. Но господин Гольдштейн начал не с решения проблем, а с требования покинуть зал, обращённого к пришедшим на это мероприятие представителям средств массовой информации, заявив, что хотел бы пообщаться с медиками наедине.

В общем, выгнал всех представителей СМИ. А дальше началось…

Сначала всё ещё главный врач Стороженко долго что-то говорила про объёмы, про занятые-незанятые койки, про низкие ставки медиков, про то, что всё уже хорошо. Потом, наконец, врач анестезиолог-реаниматолог попытался начать разговор непосредственно о существующих проблемах и о том, почему возникла патовая ситуация в больнице.

Он объяснил, что в отделении реанимации, согласно штатному расписанию, должны работать девятнадцать врачей. А работает всего семь. И вот эти семь выполняют всю нагрузку, которая должна распределяться на девятнадцать врачей. Учитывая это, предыдущие главные врачи, не имея другой законной возможности, оплачивали реальные переработки этим семи врачам премиями. А госпожа Стороженко, заняв должность главного врача, не разобравшись в ситуации, не поставив врачей в известность о своём решении, уменьшила им оплату на тридцать процентов. Это значит, что часть реально отработанного семью врачами времени и выполненной за это отработанное время нагрузки им просто не оплатили…

Р. Гольдштейн: – То есть это потому, что врачей не хватает?

Врач анестезиолог: – Да.

Р. Гольдштейн: – А не пробовали специалистов привлечь?

Врач анестезиолог: – Кто? Мы? Врачи? Я не знаю, почему администрация не обеспечивает наличие врачей…

Р. Гольдштейн: – Я в принципе хочу разобраться. Я вот хочу объяснить, почему постоянно звучит фамилия Мурашко. Так случилось, что мы с ним поработали… занимались массой проблем здравоохранения, ну и многим другим… И когда я задаю ему вопрос, почему нет людей, первый ответ: на самом деле нет специалистов, люди на износ работают, разрываются и закрывают весь объём работ. И есть второй момент: выживаем всех, кто к нам придёт, чтобы фонд оплаты труда разделить на четыре-пять человек. Бывают и такие случаи. Поэтому я хочу узнать, здесь какая ситуация?

Врач реаниматолог: – До вас донесли второй вариант.

Р. Гольдштейн: – До меня ничего не доносили, потому что вернулся я со славной столицы только позавчера….

Врач реаниматолог: – По поводу «выживаем или не выживаем»: к нам пришёл молодой врач. Она второй год с нами работает, нормально влилась в наш коллектив. Никто её не выжил. Но как сказали про ординаторов, что мы их, якобы, выживаем… Ну скажите, какой смысл выживать ординаторов? Врачей нет, потому что их нет!

Р. Гольдштейн: – Я разве сказал, что выживаете?  Я задал вопрос: первая ситуация или вторая? Вы можете сказать, что вы справляетесь за девятнадцать врачей и пусть вам эту нагрузку оплачивают…

Врач анестезиолог: – У нас просто забрали эти ставки. Новые врачи не пришли, а ставки у нас забрали. Теперь о невыполнении плановой нагрузки, про которую тут сказала главный врач. Насколько мне известно, у нас ковид. И полгода плановая госпитализация была запрещена. Нам говорят, койки надо сократить, потому что они у вас пустуют. Но мы же не можем госпитализировать больных, потому что у нас карантин! Дальше по поводу того, что с анестезиологами всё улажено и график работы есть. Нет никакого графика на январь! Ничего не улажено. С нами главный врач не разговаривал…

    Вот так. Прошла неделя после первого собрания, которое вёл вице-губернатор Братыненко. Неделя! А госпожа Стороженко не нашла времени, чтобы встретиться с врачами отделения реанимации, обсудить проблему и найти её решение для того, чтобы в январе было кому оказывать реанимационную помощь больным!..  

Врач гинекологического отделения: – Ещё одна проблема. У нас нет своей операционной. Операции вынуждены проводить в другом здании. Если назначена операция, мы ждём, когда нам дадут машину. Вот недавно двадцать минут ждали машину…

Р. Гольдштейн: – Так, подождите. А что с помещением? Мы же уже говорили про МИАЦ. Было дано поручение. Прошла не неделя. Прошло уже пять месяцев. А почему они ещё там?

В. Жуков: – Мы говорили с заведующей отделением, с Эллой Ивановной, говорили, что будут составлены соответствующие документы. До сих пор документов нет…

Р. Гольдштейн: – … Если не может подготовить документы доктор, помочь ей нельзя?

В. Жуков: – Ростислав Эрнстович, но у неё нет решения: где, что…

Р. Гольдштейн: – Подождите! Я давал поручение разобраться. Потом было поручение освободить помещение роддома, которое почему-то заняли. Почему не выполнено?

В. Жуков: молчит….

      А пока молчит Жуков, я довожу до вашего сведения, уважаемые читатели, что это только третья часть аудиозаписи сегодняшнего собрания в областной больнице. Так что продолжение следует.

Ну и самое главное: после этого собрания были приглашены отдельно врачи реанимационного отделения. Госпожа Стороженко вынуждена была принять их условия: вернуть им деньги, которые у них отобрали, заключить с ними нормальные договора и т.д.

Осталось дождаться выполнения поручения господина Гольдштейна по поводу помещений роддома. Это я о МИАЦ. Ну, вы поняли… Хотя, я думаю, Жуков никогда это поручение не выполнит, потому что ему Хромова не позволит. А губернатор… Ну кто такой для Жукова и Хромовой этот губернатор?

Елена ГОЛУБЬ

-------------------------------------------------------

Уважаемые читатели!

Если вы считаете, что независимое Интернет-издание «Газета на Дом» должно продолжать работать, освещать проблемы, рассказывая о том, о чём молчат другие СМИ, поддержите его.

Ваши добровольные пожертвования, независимо от того, большие они или нет, сегодня – гарантия существования «Газеты на Дом». А размер в данном случае не имеет значения. Вы можете перечислить любую сумму денег на карту Сбербанка 4276 7015 0147 9234 visa.

Заголовок блока
IMG_20200320_124358_4 Sledstvennyj_komitet_Rossii 
Телефон:
Яндекс.Метрика